Архитектура Курс лекций по истории искусства Эпоха Возрождения Машиностроительное черчение

Гуманитарный факультет

 Романтизм (франц. romantisme от лат. romanum римский от Roma — Рим) — одна из двух, наряду с Классицизмом,  основополагающих тенденций художественного мышления. Однако исторически сложилось,  что этим словом стали называть широкий круг самых разных явлений. В конце XVIII  в. романтическим или «романическим» называли все необыкновенное, фантастическое,  то, что происходит «как в романах».

Гейнсборо  положило начало течению «питтореск», или «пикчуреск» (англ. picturesque — живописный). Этим термином обозначали живопись романистов К. Лоррена, Н. Пуссена, С. Роза, а затем и своих пейзажистов, таких как У. Тёрнер. Английский пейзаж, как и английский пейзажный стиль в парковом искусстве,— типичный Романтизм, отражавший  стремление к естественному, стихийному ощущению красоты в природе.

Идеи романтизма закономерно возникают на почве неудовлетворенности действительностью,  кризиса идеалов Классицизма и рационалистического мышления, стремления уйти в  мир идеальных представлений, утопических мечтаний о совершенстве мира. Как ни в каком другом "направлении искусства, художникиромантики убеждены, что их направление — единственно верный путь.

Романтизм  живописен. Живописец романтик Э. Делакруа заметил, что «Великий Пуссен, художник философ... придавал идее несколько большее значение, чем того требует живопись...  впадал в некоторую нарочитость...

 Несмотря на общность  хронологических рамок романтического движения начала XIX в., в каждой из европейских стран оно протекало посвоему. В Италии, на родине названия этого направления, Романтизм развивался в русле традиционного римского Классицизма и деятельности  живописцев иностранцев: нидерландцев, французов, немцев, называвшихся вот уже несколько столетий романистами. Во Франции Романтизм как художественное направление  вырос из сентиментализма, или преромантизма эпохи Просвещения.

Барокко (итал. barocco через исп. от португ. baroco — причудливый, дурной, неправильный,  испорченный). Термин «барокко» имеет в истории искусства множество значений. Среди  них более узкие, для обозначения художественных стилей в искусстве различных стран  XVIIXVIII вв., либо более широкие — для определения вечно обновляющихся тенденций беспокойного, романтического мироощущения, мышления в экспрессивных, динамичных формах, либо вообще как поэтическая метафора: «человек Барокко», «эпоха Барокко», «мир Барокко», «жизнь Барокко» (итал. «La vita Barocca»). 

 Родиной Барокко стала Италия, и произошло это по двум основным причинам. Первая заключалась в том, что новый стиль складывался в ходе формального усложнения архитектуры Итальянского  Возрождения. «Высокий Ренессанс уже на три четверти Барокко»,— писал И. Грабарь  . Новый стиль стал для Италии своеобразным архитектурным Маньеризмом, реакцией  на исчерпавшие себя возможности рационального классического мышления.

  В то же время архитектура раннего римского Барокко, на первых порах сохраняла симметрию фасадов и элементы классического ордера, лишь усиливая их вертикализм и живописность. Недаром замечают, что она  во многом близка архитектуре императорского Рима. И, в тоже время, композиции  римских барочных церквей с их базиликальным планом и высокими, симметрично расположенными башнями поразительно напоминают готические.

Таким образом, Романтизм в  искусстве — чрезвычайно емкое понятие, включающее различные исторические художественные  стили: Готику и Барокко как выражение романтического христианского сознания, романизм  как идеализированное, романтическое изображение античности и итальянской природы,  отчасти Неоклассицизм, ведь воспоминание классики также романтично, Неоготику  — парафраз средневековой романтики и все иные неостили: «неоренессанс», «русский  стиль», руссковизантийский, мавританский, «индийский», «тюркри»... В русле романтической  эстетики

развивался Бидермайер и все художественные течения периода Модерна.

флореалъное, или Ар Нуво, снова неоготика, символизм, неоклассицизм.

 Но у Романтизма  есть и свои границы, проходящие не в области

искусства, а в сфере идеологии.  Так между преромантизмом XVIiIa.,

романтиками эпохи Просвещения с их пристрастиями к «естественной живописи»,

«пейзажным паркам» и романтиками начала XIX  в., по словам французского

историка А. Монглана, «лежит пропасть». Эта пропасть — Великая французская

революция. Она «надломила» человека, под  ее влиянием возникла эсте.тика

«несчастного, обделенного жизнью, разочарованного  героя» типа байронов

ского ЧайлдГарольда, «нового Гамлета». Восхищение «общественным человеком»

сменилось эстетизацией индивидуализма и тягой  к уединению. Главным

принципом романтической эстетики стал субъективизм  и историчность

художественного мышления. Отсюда чрезвычайный интерес к христианству з его

средневековой редакции.

 «Новое, современное» искусство романтики начала XIX в. стали называть

христианским, противопоставляя его Классицизму XVIII в., ориентированному

на языческую древность, поскольку в христи

 MonglondA. Le preromantisme francParis, 1965, t.1, p. 102.

  анской культуре «все ориентировано на внутреннего человека».

Христианское  и романтическое стали синонимами. Пафосом обращения к

«человеческой душе» проникнуто программное произведение эстетики романтизма

 «Гений христианства» Ф. Р. Шатобриана (18001802).

 Романтизм как художественное направление начала XIX в. часто настолько

противопоставляют Классицизму, что вся история  искусства делится на

искусство классическое и романтическое, античноязыческое  и христианское,

рациональное и мистическое. Если для Классицизма и, особенно,  Ампира

характерен космополитизм, то для Романтизма — национализм. Отсюда

ретроспективность  мышления романтиков, ищущих свои собственные,

национальные источники творчества. «Когда миновали наполеоновские годы, в

душе человека зашевелилось вновь то религиозное чувство, которое, казалось,

в корне было вырвано в дни революции. Оно проснулось с такой силой, какой

Европа не видала со времен средних веков, и отразилось на всех сторонах

тогдашней жизни. Кончились дни господства разума над чувством, и настала

эпоха романтизма... сердце давно уже тосковало  по молитве, и грозный

двенадцатый год не одного «вольтерьянца» снова научил молиться» 2. В начале

XIX в. возрождалось храмовое строительство и религиозная  живопись в

национальноисторических формах и традициях, которые пытался  искоренить

наполеоновский Ампир. Естественно, что в Западной Европе это  были формы

Готики. В 1831г. В. Гюго написал роман «Собор Парижской Богоматери». Тема и

сюжет романа были типично романтические. В Италии молодые архитекторы  стали

изучать не только римскую, но и готическую архитектуру Сьены и Орвьето.  В.

1810г. в Риме возникла группа назарейцев, идеализировавших христианское

средневековое искусство. Романтизм начала XIX в. отражал всю сложность

переходной исторической  эпохи. Он провозгласил ценность отдельной

человеческой личности и полную  свободу художественного творчества от

сковывающих его норм Классицизма  и академизма. Своеобразным было и

отношение романтиков, прежде всего немецких,  к античности. Их больше

интересовала не подлинная культура Греции и Италии,  а ими самими

вымышленная. «Никто из немецщх эллинофилов никогда не был  в Греции,

некоторые из них намеренно избегали возможностей посетить страну, к которой

они возводили истоки своих критериев. gepa в эллинский образец  походила на

религиозность... Какойнибудь Гёльдерлин так и видел себя на  фоне

греческого дандшафта — граница между исторически достоверной Грецией  и

элизиумом была не слишком четкой, а мощь воображения... гигантской» (см.

прусский эллинизм).

 Для немецких романтиков особенно характерным было «видеть только  себя

и свои образы, а не реальную действительность». Попадая в настоящий,  а не

вымышленный ими Рим, художники «сумрачного немецкого гения» часто  не

находили в нем своей мрачноватой фантастики, но упорно продолжали насыщать

его  пейзажи призрачными готическими видениями. Новалис говорил, что

«романтический гений изначально заключает в себе всю Вселенную... все

приводит к себе  самому». Так, главным эстетическим критерием искусства

стала не объективность  канонов античной красоты, а ее субъективное,

экзальтированное переживание.  Р. М. Рильке писал об одном из самых

удивительных живописцев немецкого романтизма А. Бёклине, Wo он «как никто

другой, стремившийся постигнуть природу, видел пропасть, отделяющую ее от

человека, и он изображал ее как тайну, как Леонардо изображал .Женщину —

замкнутой в себе, безучастной,  с улыбкой, которая ускользает от вас»2.

Немецкий Романтизм начала XIX в.  возглавили архитектор К.Ф. Шинкель и

дрезденские романтики»: К. Д. Фридрих, К. Карус. К. Пешель, Ф. О. Рунге.

 ь Для эстетики Романтизма характерно  возникновение исторического

художественного мышления и значительное расширение,  по сравнению с

Классицизмом, доктрины «подражания древним» как в историческом,  так и в

географическом смысле. »

 Почему В. Шекспир, желая изобразить  «значительное в настоящем»,

переносиЛТЙесто действия в чужие страны, где он сам никогда не бывал, в

Данию, Италию? Точно так же немецкие романтики,  дабы избегнуть «близости

места и времени», равносильной для них банальности, мысленно переносились в

Англию, Францию или Италию. Тот же смысл имеет изображение античных руин в

картинах художниковромантиков, символизирующих  бесконечное течение

времени. Иррациональное единство пространствавремени  — одно из основных

положений романтической эстетики — прекрасно выражено метафорой:

 даль времен.


На главную