Архитектура Курс лекций по истории искусства Эпоха Возрождения Машиностроительное черчение

Гуманитарный факультет

 Готика заимствовала с Востока, но не от арабов, а из Византии,  идею цветосветовой организации пространства собора, претворив ее совершенно иначе, не средствами мозаики, а сиянием цветных стекол витражей и динамикой нервюр. Новая конструкция окончательно освободила стену от нагрузки, витраж заменил традиционную роспись и мозаику, и вся стена превратилась в одно большое окно. Причем не только  цвет, но и переплеты витража имели

принципиальное значение — своими узорами они окончательно снимали ощущение

плоскости стены. Итогом этих важных нововведений стал разительный контраст

симметрии, тектоники плоскости главного фасада  и совершенно иного по

характеру внутреннего пространства. Этот контраст  производил ошеломляющее

впечатление. Сплошные ряды уносящихся ввысь пучков колонн и окон не давали

возможности сориентироваться, понять логику конструкции, остановить взгляд,

оценить размеры и пропорции помещения — везде лишь игра света и цвета. Это

и есть готический идеал — предельно живописное решение  архитектурного

пространства. Готические художники умело и последовательно, вероятно, сами того не осознавая, уничтожали всякие следы

конструктивности,  тектоничности, ощущения целостности и замкнутости.

Человеку, находящемуся  внутри собора, должно было казаться, что

пространство уходит у него изпод ног во всех направлениях, а сам он летит

в бесконечные дали. Даже в деталях происходит последовательное преодоление

тектоники в стремлении к максимальной  живописности. Подобно тому, как

некогда коринфская капитель уничтожила  последние следы тектоники

дорического ордера, так и готическая, украшенная  натуралистически

трактованными листьями, стала выражать не опору, а только зрительную связь,

пластику «живой» формы.

 Переход от выражения конструкции к ее изображению, от тектоники к

пластике — главная черта готического  стиля. Скульптура и орнамент

отрываются от плоскости стены и становятся  все более натуралистичными.

Характерно, что даже снаружи собора массивные  контрфорсы, играющие

исключительно конструктивную роль и передающие давление  сводов вниз, на

землю, украшаются башенкамифиалами, чтобы и эти элементы  приняли

живописный и динамичный вид, прямо противоположный их конструктивному

назначению.  Вертикаль становится окончательно преобладающей, для чего

используются  треугольные вимперги над порталами и окнами, маскирующие

горизонтальные членения фасадов. В течение одного столетия меняется и

характер башен. В более раннем соборе Парижской Богоматери, по мнению

многих специалистов и вопреки убеждению Э. ВиоллелеДюка, башни вполне

завершены — они и должны были оставаться невысокими и прямоугольными, как и

требуется для подвески колоколов. В более поздних сооружениях — Реймском,

Кёльнском соборах — целесообразность уже не играет никакой роли, и башни

служат лишь для того, чтобы зрительно выразить движение вверх, к небу .

Готика, как и Барокко,  оказывается не искусством целесообразного, а

искусством иллюзии, внешнего  впечатления, шедевром воображения. Все ее

детали — «атрибуты чувства».


На главную