Архитектура Курс лекций по истории искусства Эпоха Возрождения Машиностроительное черчение

Гуманитарный факультет

 Греческая скульптура архитектонична, а архитектура изобразительна, скульптурна. Границы между архитектурой, скульптурой, росписью, вазописью, торевтикой, глиптикой были относительны и подвижны, точно так же, как между конструкцией и внешней формой. Все было целостно и находилось в счастливом равновесии. Но эта  гармония возникла в результате длительного процесса художественного, образного  осмысления первоначальных утилитарных конструкций.

 Среди греческих ордеров  выделяются три основных типа: дорический,

ионический и коринфский. Их характер  ассоциируется с основными ладами

античной теории музыки, сформулированными Аристотелем:

 «строгим дорийским, печальным лидий-ским, радостным ионийским...»

Пропорции колонн и форма капителей дорического ордера выражают мощный и

тяжелый характер, ионического — мягкий и утонченный, капитель коринфского —

наиболее декоративна. По словам М. Витруеия, в «дорическом ордере греки

видели пропорцию, крепость  и красоту мужского тела, в ионическом —

грациозность женщины, а колонну коринфского стиля создавали в подражание

девичьей стройности» .

  Стихийный греческий антропоморфизм был канонизирован древнеримским

архитектором и теоретиком Витрувием, а в эпоху Итальянского Возрождения,

когда художники вновь обратились к античности, был еще в большей степени

опоэтизирован  в формулировке Л. Пачьоли: «Капитель ионической колонны

получается меланхолической... Волюты ее по сторонам завиваются вниз, к

длине колонны, как у дам, находящихся в горести, со спутанными волосами.

Коринфская же колонна имеет капитель приподнятую и украшенную листьями и

волютами... наподобие девушек благородных,  веселых и украшенных

венками»/Эта трогательная сентенция лучше всего иллюстрирует  классическое

значение антропоморфизма древнегреческой архитектуры.

  Развитие античного искусства происходило от строгого и лаконичного

дорийского стиля к свободе Века Перикла, мягкому ионийскому стилю и пышному

коринфскому.  В греческой вазописи и, вероятно, в монументальных

декоративных росписях  повторялась та же эволюция стиля: от предельно

тектонического геометрического,  через «строгий» краснофигурный к

«роскошному», своей композиционной свободой  игнорирующего всякие

конструктивные закономерности. Еще в архаических статуях  ионийский вкус,

перенесенный в Элладу из Малой Азии, проявился в своеобразной  трактовке

мелких завитков волос, орнаментированных складок одежд и яркой раскраске, а

дорийский — в энергии, мощи и экспрессии фигур. Именно это соединение, судя

по всему, придало мощный импульс развитию геометрического  стиля греческой

архаики. Показательны в этом отношении скульптурные композиции  фронтонов

храма в Эгине (см. эгин-ская школа). Западный, более ранний (512-500 гг. до

н.э.), и восточный, более поздний фронтон (480-470 гг. до н. э.)

показывают,  как композиция скульптур постепенно обретала все большую

независимость от архитектуры, теряла тектоническую связанность с колоннадой

портика и получала свободу движения. В храме Зевса в Олимпии (470-456 гг.

до н.э.) эта свобода еще более заметна, так как дополняется разнообразием

поворотов, ракурсов и движением фигур в глубину, в третьем измерении. В

колоннах афинского  Парфенона (447-432 гг. до н. э.) дорический ордер

становится настолько утонченным — в нем начинает преобладать кс образ

сопротивления тягкести,  а легкое движение вверх,— что совершенно

естественно дополняется ионическим  фризом цел-лы, а внутри колоннами с

ионическими капителями.


На главную