Архитектура Курс лекций по истории искусства Эпоха Возрождения Машиностроительное черчение

Гуманитарный факультет

Большую роль в распространении стиля Рококо сыграла орнаментальная гравюра. Жанр орнаментального гротеска, основоположником которого во Франции еще  в XVI столетии был Ж.А. Дюсерсо развивался в творчестве художников орнаменталистов эпохи Людовика XIV Ж. Лепотра и Ж. Берена, нашел свое естественное продолжение в период Регентства у К. Одрапа, А. Ватто, а наивысший взлет — в безудержных рокайльных фантазиях Н. Пино, Ж.О. Меиссонье, Д. Маро и Ф. Кювилъе. Орнаментальные композиции этих художников использовали в совсем

творчестве мебельщики, резчики, лепщики,  бронзовщики и ювелиры. В жанре

«шинуазери» особенно известен Ж. Пиллеман, в мебели — семья потомственных

мастеров Каффиери, в ювелирном искусстве — семья Жермен. Среди мебельщиков

также — М. Карлен, П. Мижон, Э. Мишар.  Братья Мартен прославились

изобретением лаков, во всем похожих на китайские.

  В сравнении с более спокойными линиями стиля Регентства, первую стадию

развития Рококо 17301735 гг., главным образом в рисунках орнаменталистов

Пино и  Мейссонье, отличавшихся крайней свободой, асимметрией,

живописностью, во Франции называли «genre pittoresque»

 («живописная, живая манера»).

  В одном ряду с эротическими сюжетами живописи Рококо можно поставить и

многие произведения декоративноприкладного искусства. К сожалению, они

почти не дошли до нашего времени и известны лишь по литературным описаниям.

К примеру, пересказанная братьями Гонкурами легенда об истории создания

«чудесной вазы» для фруктов, некогда украшавшей Малый Трианон в Версале,

форма которой была будто бы отлита из золота с «несравненной груди Марии

Антуанетты». О многочисленных безделушкахбагателях подобного рода говорить

не приходится.

  Эстетизация эротики коснулась и знамениух нежных красок искусства

Рококо. В вЯДУ популярных в то время названий ддмыми безобидными кажутся

«цвет живо»д только что постригшейся монахини», щвет бедра испуганной

нимфы» или особого рода красный цвет «a la Fillelte» франц. «как у

девочки»)... Эти и еще

 Jee откровенные названия совсем не каись тогда смешными или

постыдными. Эротика совмещалась с тягой к экзотика и стилизациями «под

Восток». Подобные стилизации служили главным образом средством «освежения

чувств», преодоления пресыщенности, усталости от эротического напряжения.

Интересна в этом отношении  связь художественного стиля Роко(0: с

Романтизмом раннего этапа эпохи Просвещения.  Первоначально различные

тенденции мирно уживались вместе. Еще в Период  Регентства, в 1704г., А.

Галлан начал публиковать свой французский перевод  сказок «Тысячи и одной

ночи». Вслед за тем мода на все восточное буквально захлестнула Париж. Это

открыло дуть идеям Просвещения в завуалированных  формах аллегорий,

иносказаний, стилизаций. В 1721г. появились «Персидские  Письма» Ш.Л.

Монтескье, в 1748г.— «Нескромные сокровища» Д. Дидро. Изображение Востока в

этих произведениях было художественным приемом, позволявшим острее

почувствовать  слабые стороны аристократической европейской культуры, и

одновременно поводом  для эстетизации откровенной эротики. Ведь в

представлении европейца Восток  — край утонченной неги и изысканных

наслаждений. Духовная опустошенность,  эмоциональная усталость ма закате

эпохи Рококо, явившаяся естественным  следствием крайнего напряжения

.Чувственности, породила сентиментализм, Который как бы по инерции перешел

в Следующую эпоху Просвещения, с точки  зрения идеологии совершенно

противоположную Рококо. Ведь не случайно даже в .России, на краю Европы, А.

Пушкин, великий классик и романтик одновременно, так страстно увлекался Э.

Парни — литературным воплощением французского РоКоко — и так ловко ему

подражал в Молодые годы. Огромную популярность  Имели переводы романов

Ретнфа де ла Бретона и Ш. де Лакло.

 Но позднее игра в Рококо была отброшена, и французские просветители, а

 вслед за ними критики и литераторы «просвещенного» XIX в. подвергали

эстетику Рококо ужасающей критике и всячески над ней насмехались. Г. Гейне

назвал это время  годами «больного поколения», которое существовало «в

веселом гдеховном блеске и цветущем тлении». Путцкин в «Арапе Петра

Великого» писал, что  в период Регентства «нравственность гибла», а

«государство распадалось  под игривые припевы сатирических водевилей» .

Характерна и эволюция самого стиля Рококо от искренней чувствительности и

тонкой поэзии картин Ватто к искусственной, наигранной чувственности Буше и

Ж.М. Наттье и, наконец, к сентиментализму «скрытой развращенности невинных

девушек» Ж.Б. Греза. Итогом этой эволюции стала внутренняя холодность,

отсутствие искренности,  усталость и медленное умирание стиля, что и

подготовило смену Рококо Неоклассицизмом второй половины XVIII в.

 Своеобразное преломление испытал стиль Рококо за пределами Франции. В

Венеции расцвело так называемое «венецианское рококо».  Роскошь

венецианского стиля соединилась с утонченностью культуры XVIII  столетия в

живописи С. Риччи и Дж.Б. Тьеполо. Их нежные желтоголубые краски  звучали

в пейзажах Каналетто и Гварди. Однако венецианское сеттеченто (от  итал.

settecento — семисотые годы) представляло, скорее, не Рококо, а соединение

элементов  Барокко, которое продолжало господствовать в Италии, с

особенностями венецианской  школы живописи и лишь своей пластической

культурой, тонкостью формы ассоциировалось с французским Рококо. В Германии

стиль Рококо нашел наиболее полное выражение  в искусстве майссенского

фарфора, в творчестве дрезденских художников (см. саксонское искусство) и в

так называемом фридерианском рококо. Фарфор как материал с его белоснежной

поверхностью и тонкой, миниатюрной росписью  был одним из главных

художественных открытий эпохи Рококо. Он был просто создан для этого стиля.

Во Франции большой популярностью пользовались изделия севрского фарфора, а

также оригинальная орнаментика руанских фаянсов.


На главную